XVII NEW BRITISH FILM FESTIVAL

Вряд ли режиссёры Янос Эделены и Саймон Эбауд предполагали, что какой-то сумасшедший российский зритель будет смотреть их фильмы один за другим. Каждый их этих режиссёров целенаправленно снимал своё киновысказывание и, полагаю, рассчитывал на индивидуальную оценку. Но так сложились звёзды и расписание показов на фестивале Нового британского кино, что в один вечер стоял сеанс фильма «Фантастическая любовь и где её найти», а в другой - картины «Сиделка». И оказалось, эти два проекта составляют прекрасный дуэт и только в таком комплекте позволяют пережить действительно полную гамму эмоций. Хотя по сути касаются одной и той же темы - смены поколений.

«Фантастическая любовь и где её найти» позиционируется, как романтическая комедия. Но я сразу разочарую всех очарованных барышень: романтике тут на самом деле отводится не первое место. Если, конечно, вы не рассчитываете на тёплые отношения между героиней Джессики Браун-Финдли и Тома Уилкинсона. В основе сюжета история о молодой британской барышне со странностями. Она фантазёрка, художница, помешана на порядке и терпеть не может растения. Её сосед, как вы уже догадались, старый ворчун Уилкинсон. Едва ли уважающий права людей, но зато бережно относящийся к растительности. Противоборство этих непохожих друг на друга людей родит нечто новое в жизнях обоих. А то, что параллельно сложится жизнь и у других фигурантов истории, это просто побочный эффект.

В этом фильме спрятана сама Англия, так как сюжет фильма напоминает великий детский роман «Таинственный сад». Даже ощущение современности в «Фантастической любви» максимально стёрто. За весь фильм в кадре не появилось ни одного мобильного телефона, хотя сказать, что это ретро-картина тоже не получается. Ну, и разумеется, фирменный английский юмор, когда с идеальным британским выговором Том Уилкинсон чертыхается и просит своего повара Эндрю Скотта прекратить трепаться на гэльском и подать ему чёртовой кровяной колбасы.

Вообще, этот фильм надо смотреть не ради смятой истории взросления замкнутой странной девушки. Джессика Браун-Финдли хоть и постаралась, но не смогла пойти против сценария, в котором ближе к финалу напрочь забыли об особенностях её героини и логике построения сюжета. Смотреть надо именно ради невероятных, зачастую жестковатых, но невероятно смешных перепалок между Уилкинсоном и Скоттом. Последний ещё удивит массового зрителя своей способностью снимать маску Мориарти и быть на экране язвительным живчиком, единственным представителем «нормальной человеческой жизни» в этом паноптикуме странных людей.

Но в целом же «Фантастическая любовь» запоминается своей трогательностью и той теплотой, которую она выращивает в зрителях по отношению к главным героям. Две разрушенные скорлупы: героини Браун-Финдли и Уилкинсона падают с экрана на пол и заставляют поверить в самую банальную истину - изменить свою жизнь никогда не поздно. И для этого совсем не обязательно отправляться в кругосветное путешествие или даже бросать работу. Может просто проснуться и решить однажды, что пора становится добрее или более открытым…

Ту же мысль, но в форме менее романтизированной, доносит до зрителей и фильм «Сиделка». Молодая девушка нанимается сиделкой к известному британскому актёру, который уже не играет на сцене из-за своей болезни. Старый засранец в принципе по жизни занят только тем, что пересматривает фильмы со своим участием, тычет всем в лицо цитатами из Шекспира и портит людям жизнь. Ну, или испытывает их терпение.

Блестящая тройная игра одного Брайана Кокса приковывает зрителей к креслу, как главного героя к постели приковала болезнь. Он кажется омерзительным типом, но с каждым его ругательством мы привязываемся к нему, как и сама юная героиня, искренними дочерними чувствами. Потому что под огрубевшей кожей и твидовым пиджаком прячется действительно хрупкая, израненная высоким искусством душа. Душа, которая хочет жить, несмотря на то, что тело уже подводит. И если в «Фантастической любви» этот важный мотив приглушала основная лирическая тема, то в «Сиделке» он гремит и ведёт за собой всю историю.

Жажду жизни в этом фильме испытывают все без исключения герои. Старый актёр и его молодая сиделка, верная экономка и уставшая от капризов отца дочь. И под стать главному герою, сюжет отвешивает всем персонажам своевременный пинок под зад, чтобы те уже перестали хотеть, и начали жить. Сюжет «Сиделки» заточен гораздо острее уже как будто исписанной «Фантастической любви». Оттого и острее ощущаются перепады между комедией и трагедией, которые расхаживают по поместью главного героя под ручку. Этот фильм куда сильнее пробуждает тревогу за наших бабушек и дедушек или даже родителей, чем «Фантастическая любовь». Но может потому воспоминания о нём хочется стряхнуть с себя, чтобы не прилипли и после просмотра не тревожили ночью.

Отдельно надо привлечь внимание к «Сиделке» поклонников творчества Шекспира. Пусть это будут отрывистые фразы, микро-монологи, но даже по ним можно оценить неповторимую игру Брайана Кокса. Или его персонажа сэра Майкла Гиффорда? Актёр, который представлял фильм в Москве, так и не ответил мне на этот вопрос, кто же играл «Короля Лир» внутри фильма. Видимо, все разом.

Кстати, после просмотра «Сиделки» мокрых глаз в зале было замечено гораздо больше. А ведь в фильме никто не умер, простите мне этот спойлер.

На открытии 17-го фестиваля Нового британского кино разговорилась с организаторами. Спросила, как они сами оценивают программу этого года. Больших эксклюзивных хитов в этот раз действительно не наблюдается. Но зато хватает то, что называется душевного кино. И если вы, как и я, ходите на подобные фестивали за альтернативными от голливудских блокбастеров ощущениями, они вам гарантированы именно этими двумя невероятными, похожими как две половины одного целого картинами.