Мрачный, потерявший приличный облик мир, населенный остатками человеческой расы, которая и на себя-то уже слабо похожа. Возможны встречи с мутантами и, что еще страшней, с людьми, утратившими человеческий образ, — бандитами, сбивающимися в стаи, или даже каннибалами. Такие или примерно такие ассоциации возникнут у большей части зрителей при слове «постапокалиптика». 

Постапокалиптика, как она есть

alt

       Эпиграф

    «Вот если бы все на мине подорвались,

      хотя об этом можно только мечтать…»

     Михаил Жванецкий. "Военная косточка"

Сам же жанр, пережив свой пик после Второй мировой войны, и теперь не теряет актуальности. Тогда человечество было напугано последствиями разрушений и фактом изобретения ядерного оружия, а значит, и ядерной войны в перспективе. Сейчас же... Сейчас, грубо говоря, ничего не поменялось, кроме разве что того, что технологии стали более развиты и проникли в каждый дом, а перспектива оказаться в мире, который не узнать, намного понятнее.

В тихое киноманское счастье в данном случае превращается возраст данного жанра. Это означает сотни увлекательных лент и разнообразие приемов которыми творцы овладели и приумножили, дабы заинтриговать зрителя и увлечь за собой в пустоши

«Безумный Макс»

alt

собаки, стал полицейский по имени Макс. Кроме пускай и пустынного, но меж тем правдоподобного мира, романтики дизель-панка, «Безумный Макс» подарил миру прекрасного актера и режиссера — Мэла Гибсона. Лента смотрит на дистопический мир Австралии не совсем привычным взглядом — глазами охранника зыбкого порядка, который по ходу повествования окончательно теряет свои очертания. Потеряв веру в организацию человеческого общества и не сумев спасти самое дорогое, что у него есть, титульный персонаж становится чуть ли не самым опасным человеком своего времени, зная, как должно всё быть, и понимая, что такого уже никогда не будет. Все свои навыки и силу воли Макс бросает на месть, выжигая врагов и последние капли того нормального, что в нём оставалось. Титульное безумие — не столько результат, сколько единственный вариант выжить в мире режиссера Джорджа Миллера.

alt

Примечательно, что постапокалиптические пейзажи в данном случае — всего лишь декорации, история вполне может произойти и в наше время, от того и в 1979 году, и сейчас фильм понятен. Но детали и атмосфера настолько полюбились зрителям, что лента может похвастаться не только внушительным фэндомом, а еще и двумя продолжениями, а также ремейком, выход которого планируется в 2015 году. 

Идеи постапокалиптики

alt

Идея выжженной пустыни как одного из самых вероятных пейзажей в мире после случившегося апокалипсиса долго держалась на первом месте, пока за окном выясняли отношения сверхдержавы, имея за пазухой оружие массового поражения. Прошло немало времени, прежде чем создатели кино не присмотрелись к другим причинам перестройки человеческого общества. Прошло время после победного шествия таких картин, как «Почтальон», «Водный мир», «Терминатор», и даже «Матрица» даром, что киберпанковая, но все же белее чем вписывается в тему. Как альтернатива глобальному разрушению всего вокруг был найден еще один рецепт сотворения апокалипсиса – пандемия. С разницей в пять лет два фильма до ужаса ярко показали последствие массовой эпидемии — «28 дней спустя» и «Я, легенда».

«28 дней спустя» и «Я, легенда»

alt

Герои обоих картин живут в мире каменных городов, почти покинутых или полностью оставленных людьми. Говорят, зрителей, пришедших на «28 дней спустя», с сеанса уносили — так невыносимо больно было видеть тихие улицы Лондона и попытки героя Килиана Мерфи понять, что же случилось. Как оказалось, выяснение не приносит ожидаемой радости — четырех недель хватило, чтобы максимально сократить количество не принявших облик зомби людей. Итогом является необходимое зло — выжить в таких условиях получается, только на время уподобившись животному с его слепой агрессией и жаждой жизни любой ценой. 

alt

Герои обоих картин живут в мире каменных городов, почти покинутых или полностью оставленных людьми. Говорят, зрителей, пришедших на «28 дней спустя», с сеанса уносили — так невыносимо больно было видеть тихие улицы Лондона и попытки героя Килиана Мерфи понять, что же случилось. Как оказалось, выяснение не приносит ожидаемой радости — четырех недель хватило, чтобы максимально сократить количество не принявших облик зомби людей. Итогом является необходимое зло — выжить в таких условиях получается, только на время уподобившись животному с его слепой агрессией и жаждой жизни любой ценой. 

И «Я, легенда», и «28 дней спустя» образовались в мире пандемии, но рассказывают о совершенно разных вещах. Британский фильм про человеческий облик в нечеловеческих условиях, американская картина — про выживание и жертвы во имя жизни. 

«Добро пожаловать в Zombieland»

alt

Но параллельно с серьезным взглядом на проблему всегда находятся отдельные личности, которые решают свалять дурака. В 2009 году режиссер Рубен Флейшер прикинул, что постапокалиптика в исполнении зомби, роад-муви и комедии — удачное сочетание. Звучит предельно странно, особенно если произнести вслух, но фильм «Добро пожаловать в Zombieland» получился, на удивление, хорошим. Дело не столько в актерах, которые тут прекрасны, и не столько в тематике ходячих трупов, которая в то время была на самом пике. Вся соль в пропорциях составляющих, которые намешаны в данном произведении. Тут вам и четкие указания от героя Айзенберга, как выжить, если такая напасть случится; пара уроков, как не сойти с ума и получить удовольствие от происходящего за авторством Вуди Харрельсона; понятие того, что даже в такое время есть место влюбленности и здравой авантюре от Эммы Стоун, и здравый подзатыльник от Билла Мюррея, что б не забывали, что он — король комедии. Интересный саундтрек, хорошие визуальные решения, и бодрый темп истории позволят провести приятный вечер в не самом приятном мире, но с хорошей компанией, и дадут повод задуматься: если коулрофобия — боязнь клоунов, как же тогда назвать боязнь клоунов-зомби?

«Дорога»

alt

В том же 2009 году в свет выходит «Дорога», призванная стереть улыбку с лица любого, кто успел позабыть, что рухнувший мир — дело более чем серьезное. Фильм являет собою бенефис Вигго Мортенсена, и в этом нет ничего плохого, как и в том, что создатели решили не тратиться на краски. Фильм, как и история, которую он рассказывает, — мрачный, серый и более чем угнетающий. А как вы хотели, если всё, к чему мы привыкли, в одночасье рухнуло, и порою лучший способ помочь выжить родным — уйти и умереть где-то вдалеке?
 

alt

История отца и сына и передачи жизненной мудрости от старшего поколения к младшему в мире, который перешел на звериные законы. Каннибалы, обман, море, не похожее само на себя, серость и смерть. Депрессивное состояние не смягчится даже финалом, который изо всех сил старается показать, что даже в таком мире есть место надежде и взаимопомощи... 

«Книга Элая»

alt

И вновь такой урожайный на плохие предчувствия 2009 год, звездный состав и снова фильм про общество, которое пережило страшное событие. На сей раз — «Книга Элая». В центре повествования герой Дэнзела Вашингтона — человек с книгой и твистом за пазухой, живет в мире после ядерной катастрофы. В своих странствиях он находит селение, живущее по законам одного человека и упрощенным законам морали, где есть место угнетенному большинству и власти силы. В фильме находится место идеям Брэдбери о ценности книг после глобальной катастрофы, о власти веры и силе слов Библии, а также неплохому экшену и неуемной харизме Гэри Олдмена в роли плохиша. Перед нами — попытка показать нечто среднее: и процесс деградации общества, и драмы одного человека, и всё это вновь в декорациях мира после появления ядерного гриба на горизонте. Получилось ли? Если верить сборам и критике — не очень, но атмосфера и визуальный ряд заставляют вспомнить ленту Альберта и Аллена Хьюза.

«Обливион»

alt

То, как переосмысливаются постапокалиптические настроения и какие художественные приемы изобретаются для оригинального представления данного вопроса в век высоких технологий, призван показать «Обливион» 2013 года. На сей раз причиной катастрофы служит инопланетное вторжение, с которым пришлось сражаться человечеству. Бой был выигран, но планета больше не может служить домом, и человечество вынуждено покинуть наш голубой шарик, попутно прихватив всё самое необходимое, и в первую очередь — воду. Для того чтобы ни одна капля не была пролита мимо и отбытие прошло гладко, на Земле оставлены команды, задача которых — контролировать процесс. Герой Тома Круза живет в этом умирающем мире на порядочной высоте, осматривает дронов, которые охраняют границы рабочей зоны, ностальгирует по прошлому и представляет, каким же он был, этот мир, до войны. Случайное крушение космического корабля и спасение астронавтки, героини Ольги Куриленко, запускают цепь событий, призванную объяснить тревожные сны главного героя, отсутствие у него памяти и отчего ему казалось, что его гладкий, пластиковый мир не настоящий. 

alt

Джозеф Косински создал удивительной красоты картину, заставляющую поверить в происходящее, даже если особо придирчивые зрители будут находить неточности в сюжете. Мир забвения — мир пустого и полуразрушенного стадиона, старой виниловой записи, и последствий события, приведшего его к такому состоянию. «Обливион» уже не ставит вопросы социума, морали или одиночества, он о том, как один человек может уничтожить всё, не оставив по себе ни единого воспоминания — только обломки бывшей цивилизации.