Предыдущий фильм во вселенной "Чужих", снятый Ридли Скоттом, "Прометей", в приличном обществе принято ругать. Критикуют его нещадно, а его автора всё никак не устают отправлять на пенсию. Не понравился приквел к франшизе про ксеноморфов ни критикам, ни зрителям хотя бы за то, что герои ведут в нём себя как живые люди, попавшие в экстремальную ситуацию, а не как бравые коммандос, плюющие на опасность. А окончательно взбесила публику идейная эволюция последней картины от слэшера про не убиваемую внеземную тварь к богоискательской притче. Если вы по этим или каким-то иным причинам остались от "Прометея" не в восторге и надеетесь, что режиссёр всё-таки пошёл на поводу у критики, смело проходите мимо любого кинозала, где показывают "Чужой: Завет". Ридли Скотту всё-таки пора на пенсию, но мы искренне надеемся, что он никогда туда не уйдёт и вскоре явит своим последователям "новый завет".

Жанр ужасы, фантастика, триллер

Страна США, Австралия, Новая Зеландия, Великобритания

Режиссер Ридли Скотт

Сценарий Джон Логан, Данте Харпер

Продюсеры Дэвид Гайлер, Эми Грин Винс, Уолтер Хилл и др.

Оператор Дариуш Вольски

Музыка Джед Курзель

В ролях Майкл Фассбендер, Кэтрин Уотерстон, Билли Крудап, Дэнни МакБрайд, Демиан Бишир, Кармен Эджого и др.

Премьера в РФ 18 мая 2017 года

У новой ленты Скотта была весьма подлая рекламная компания. Многочисленные тизеры, трейлеры, тизеры трейлеров, промо-кадры и подаренные зрителям самим режиссёром с барского плеча прологи к сюжету изобиловали спойлерами. Главный сюжетный поворот всё-таки умудрились не раскрыть до премьеры, но если бы промо-материалы были созданы по примеру гениального трейлера к самому первому "Чужому», фильм бы не только не пострадал, но и выиграл. Однако для думающего зрителя всю важную информацию о картине раскрывает уже название. В заглавии ленты совсем не просто так всё-таки появилось ключевое слово "Чужой" в противовес названию "Прометея". "Завет" - это истинный наследник картины 1979 года, и Скотт всеми силами пытался напомнить об этом зрителю. По сравнению с "Прометеем", где больше всего пролилось белой крови андроида Дэвида, в новом фильме красная жидкость брызжет чуть ли ни в каждом кадре. Иногда даже крови льётся так много, что создаётся ощущение, будто на съёмках создателей консультировал сам Тарантино. Всё это сделано не только в угоду такому модному сейчас рейтингу R, но и для того, чтобы показать всю серьёзность постановщика. Как и Земекис в "Экипаже", где режиссёр старался шокировать зрителя непривычным для него количеством наркотиков, алкоголя, мата и обнажённых тел на экране, Скотт будто заявляет: "Я совсем не старый зануда, смотрите как я умею". Структурно сценарий картины так же отсылает к первом "Чужому": группа космонавтов получает непонятный сигнал и высаживается на заброшенную планету (шлемы, как водится, никто не надевает), где какой-нибудь бедолага подвергается заражению инопланетным вирусом. Но всё же «Чужой" копируется структурно, но никак не идейно. Потому что внезапно Скотт действительно решил обратиться к философии своего раннего культового фильма. Только не к "Чужому", а к "Бегущему по лезвию".

Кровавые убийства и разношерстный бестиарий ксеноморфов в фильме оказались только для того, чтобы завлечь преданных поклонников. Никто заранее не мог и догадаться, что режиссёра вся эта мишура интересует в последнюю очередь, а главный вопрос, которым он задавался, создавая "Завет": "снятся ли андроидам электроовцы?". Когда на соседней киностудии готовится премьера продолжения "Бегущего по лезвию", а на телевидении самым популярным сериалом прошедшего сезона оказывается постмодернистский "Мир дикого запада", исследующий души бездушных человекоподобных роботов, режиссёр, ярче всех высказавшийся на эту тему в восьмидесятых, вернулся, чтобы снова поднять этот вопрос. "Завет" не случайно начинается с глаз андроида Дэвида, героя "Прометея". Многие спорили, что героиня Кэтрин Уотерстон призвана стать "новой Риппли", но на деле она уходит на второй план, тогда как главным героем картины и, похоже, всей возрожденной франшизы становится именно персонаж, потрясающе сыгранный Майклом Фассбендером. Если быть точнее, он сыграл в картине сразу две роли, но об этом чуть позже.

Пришедшие в кино за безумным экшеном и сражениями героев с Чужими получат свои минут тридцать в середине картины. Но в начале этим зрителям придётся лицезреть сцену, в которой режиссёр чётко даёт понять, о чём же этот фильм на самом деле. Диалог андороида Дэвида и его создателя Уэйланда, сыгранного Гаем Пирсом, чьё короткое появление в «Завете» уместнее и нужнее всей его роли в «Прометее». Разговор создателя и его творения. Бога и человека. Где богом выступает смертный, а человеком, как это ни парадоксально, становится робот. Отца и сына. И не случайно в фильме искусственный интеллект корабля зовут, как и в картине 1979 года, "Мать", а безумный создатель ксеноморфов называет заражённых им людей, "родителями".

Снова, после "Бегущего по лезвию", Ридли Скотт обращается к исследованию чувств и мыслей андроидов, пытаясь придать "Завету" собственный подтекст и проблематику, дабы фильм выделялся на фоне предшественников. И оттого картина буквально вступает в прямое противоречие с "Прометеем". В начале событий "Завета" андроидов модели «Дэвид» списали из-за того, что они слишком походили на человека и позволяли себе мыслить самостоятельно. На смену ему представили Уолтера, робота с такой же внешностью, но мыслящего как компьютер и не задающегося вопросами. И потому ключевым эпизодом картины становится неизбежная встреча и конфликт двух человекоподобных машин. Словно два этих андроида, здесь идейно сталкиваются "Завет" и "Прометей", и выясняется, что хоть "новая модель" усовершенствована по последнему слову техники, у предыдущей было одно преимущество (или недостаток, смотря как каждый зритель относится к предыдущему фильму) - задатки души. Как тот же Дэвид, который был слишком человечен и мечтал возвыситься над своими прародителями, "Прометей" оказался чересчур амбициозен, по сравнению с умным и расчётливым "Заветом", которого олицетворяет андроид Уолтер. Зрителю может оказаться ближе любая из сторон конфликта, в том-то и прелесть ленты, а вот кому больше симпатизирует режиссёр, ярко даёт понять концовка ленты. Захватывающая и одновременно кошмарная, намекающая на то, что человечество обречено, так же как были обречены на погибель "боги"-инженеры из "Прометея".

Оценка TenStars 8 из 10 Отлично