Иногда за крупной тенью всех этих похожих друг на друга жанров: драма, триллер, детектив — скрывается еле заметный образ, который можно уловить лишь в антураже произведения. Например: озадаченный протагонист в ночи осторожно ступает по бледно освещенному молнией коридору; вокруг на высоких стенах выгравирован сложный орнамент, а само место действия больше напоминает устрашающего вида замок, нежели обыкновенный и неприглядный особняк… Если несколько раз протереть глаза и немного привыкнуть к сплошной темноте, то за полумраком получится разглядеть готический детектив, искусно замаскированный под более распространённую в кинематографе средневековую мистику. А гуляющая сквозняком через все трещины и бреши сентиментальная мелодия обдаст неприятным дуновением душу любого причастного зрителя.

Жанр триллер, драма, детектив

Страна США, Италия

Режиссер Эрик Д. Хауэлл

Сценарий Эндрю Шоу, Сильвио Раффо

Продюсеры Стефано Галлини, Дин Занук, Танназ Аниси

Оператор Питер Саймонит

Музыка Майкл Вандмахер

В ролях Эмилия Кларк, Мартон Чокаш, Катерина Мурино, Кейт Линдер, Лиза Гастони, Ремо Джироне, Эдвард Дринг, Джампьеро Джудика, Николь Кадедду, Антонелла Бритти

Премьера в РФ 18 мая 2017 года

«Холодная готика» — неприглядный жанр, в который забредёт не каждый самонадеянный постановщик. Уж тем более его обходят стороной малоопытные путники, которые ещё за несколько десятков километров приметили эти конусообразные шпили особняка. Какими злыми духами был ведом режиссёр Эрик Д. Хауэлл, что угодил в эти древние тосканские руины, изображённые в картине «Голос из камня», — не ясно. Но то, что он попал в нежелательную и враждебную местность, где закрепились свои дурные легенды и вымыслы, — проясняется ещё с самого начала, в сцене с туманной аллеей. На одной её стороне забыто валяется сломанная скульптура с женским лицом, усердно намекающая на разрушительное прошлое. Так же выбранные для основных съемок будто бы застывшие локации в итальянских окрестностях дают гулкие подсказки о таинственных загадках, замурованных где-то глубоко внутри недоброжелательного поместья.

Где именно нужно искать и что именно нужно делать? Если главной героине ответы на эти вопросы тихо нашёптывает на ухо тот самый голос из камня, то для зрителя слышимым является голос сценариста Эндрю Шоу, отчётливо воспринимаемый в прологе и еле уловимый ближе к развязке фильма. Возможно, игра в «молчанку» — не полностью вина автора сценария. Может быть это пакостит заранее засланный фантом писателя Сильвио Раффо, по одноимённой книге которого и снята экранизация. Мало того, что из-за его нездоровой фантазии ребёнок в истории не проронил ни малейшего слова, так теперь ещё и один из создателей ленты проглотил язык и похоронил все заготовленные интерпретации под грудой валунов.

Что же, раз кино совершенно отказывается вести художественный диалог с аудиторией, то оно должно хотя бы беззвучно разговаривать само с собой! И если немного приноровиться к используемому языку аллюзий и сравнений, на котором без запинок повествует «Голос из камня», то доселе мудрёное содержание вдруг раскалывается под тяжестью новоприобретённого умения. Голос мёртвого человека, в который так отчаянно вслушивается мальчик и в котором он ищет внутреннего успокоения, уже не кажется чем-то правильным или разумным. Он улавливается, как голос своеобразного монстра, который, к счастью, не пускает корни и не превращается в престарелого друида. Конечно же, сочетание тёмного фэнтези испанца Хуана Антонио Байоны и мистической притчи Хауэлла видится не только в созвучном названии. Там тисовое дерево, тут декоративного вида булыжники — установить где-то рядышком гармонично вписывающуюся лавочку, и готов уютный садик, где можно напридумывать ещё сотни таких же идентичных экспозиций.

Умирающая мать — какой более слезливой может быть вступительная часть? Наверное, та, которая окончательно добивает юного персонажа, оставляя его один на один с недетскими переживаниями и с губительным одиночеством. Собственно, именно этим дубовым (тисовым, конечно) басом «Голос монстра» и докричался до зрителей так, что потом они всем сердцем стали болеть за двенадцатилетнего Коннора в кинозале. А зачем на вселенскую несправедливость кричать и ругаться безмолвному Якобу? Незачем. Пусть он и потерял одного из родителей, всё равно остался любимым сыном под присмотром талантливого отца-скульптура и легковерной сиделки.

Все угрозы Эмилии Кларк по поводу того, что её больше никогда не увидят оголённой на экране, постыдно раздеваются перед режиссёрским видением того или иного кадра и терпят эти минуты сладостного унижения. Сладостного для тех, разумеется, кто не поверил отчаянным репликам британской актрисы. В лучших традициях Дайнерис Таргариен Кларк эротично показывает свою аппетитную фигуру, позируя музой для воспылавшего творца. Такое виртуозное исполнение точно не расстроит какой-то неуместной похабщиной.

«Голос из камня» может расстроить только тех неудовлетворённых, кто хотел заледенить себе кровь готическим поцелуем. Всё-таки такая траурная форма исполнения фильма подразумевает под собой то, что создатели и немного попугают в определённых моментах, и нагонят необъяснимых мистических явлений. Но в готике режиссёра Эрика Д. Хауэлла для всего этого просто не хватило места. Может, выбранный замок оказался не слишком вместительным для прочих идей, а может созванные для устрашения призраки просто не захотели участвовать в подобном мероприятии.

Оценка TenStars 6 из 10 Нормально