Давным-давно про одну очень-очень далёкую галактику насочиняли бесчисленное множество историй по мотивам главной темы, неофициальных продолжений и новеллизаций. Такая масштабная франшиза, как «Звёздные войны», не могла в полной мере удовлетворить поклонников исключительно шестью картинами, а потому для каждого желающего узнать, что происходило с теми героями, которые в фильмах засветились лишь мельком, в те периоды, о которых события двух трилогий умалчивали, были созданы романы, комиксы, мультсериалы, телефильмы и видеоигры, все вместе получившие название - «Расширенная вселенная». С приходом в мир Далёкой галактики студии Дисней было объявлено, что старая каноничная история этого мира больше не считается официальной. Почему? Да потому что Дисней решили построить свой собственный расширенный мир с блэк-джеком и космическими принцессами, и именно картина с громоздким названием «Изгой-один: Звёздные Войны. Истории» предназначена стать для зрителей отправной точкой в долгом и увлекательном погружении вглубь бескрайней вселенной «Star Wars».

Изгой-один: Звёздные войны. Истории

Жанр
Фантастика, боевик, приключения
Страна
США
Режиссер
Гарет Эдвардс
Продюсер
Саймон Эмануэл, Кири Зупер, Финнур Йоханнссон
В ролях
Фелисити Джонс, Диего Луна, Алан Тьюдик, Донни Йен, Цзян Вэнь, Бен Мендельсон, Форест Уитакер, Риз Ахмед, Мадс Миккельсен, Джимми Смитс
Премьера в РФ
15 декабря 2016

Первое что необходимо знать всем, кто не следил пристально за новостями кино последнего года: это не продолжение седьмого эпизода. И это хорошо. Когда в прошлом декабре на экранах появилась официальная номерная часть «Звёздных войн», со знакомыми актёрами и любимыми персонажами, многие фанатично настроенные почитатели саги весьма пылко восприняли каждое нововведение во франшизе и сообщество поклонников неизбежно разделилось на два лагеря. Новая же картина совершенно не тревожит «священную корову» вселенной: зрителей впервые знакомят с персонажами, а значит сценаристы имеют право распоряжаться судьбами новых героев как им вздумается, не рискуя нарваться на гнев фанатов.

Создатели картины весьма грамотно придумали с первых кадров раз и навсегда расставить точки над «ё» и пояснить, что означает подзаголовок «истории» в названии. После традиционной заставки Lucasfilm все зрители замрут в ожидании в восьмой раз услышать главную музыкальную тему «Звёздных войн». Заиграют первые аккорды знаменитой композиции Джона Уильямса и… тут же оборвутся, превратившись в совершенно незнакомую мелодию. И с этой секунды приходит понимание, что вы больше не в Канзасе, а «Истории» - это совершенно не те «Star Wars», к которым мы привыкли.

Когда было объявлено, что постановкой первого спин-оффа во вселенной, созданной Джорджем Лукасом, займётся сорокалетний режиссёр Гарет Эдвардс, интернет-сообщество поспешило выразить своё презрительное «фи». Кто такой этот Эдвардс? Чего он снял хорошего, чтобы ему доверили такое ответственное поручение? А вдруг получится как с Джошуа Транком и новой «Фантастической четвёркой»? Поклонники заранее рассудили, что ничего путного из такой затеи не получится: «Звёздные войны» должен снимать только Джордж Лукас! Ну, или Джей Джей Абрамс – он же сейчас единственный, кто может сделать что угодно «great again» (не случайно по сюжету «Южного парка» он вообще стал президентом Соединённых Штатов). Вот только люди позабыли, а может и вовсе не знали, что лучшие эпизоды космической саги снимали никому сейчас неизвестные режиссёры. Безоговорочно великую «Империя наносит ответный удар» режиссировал Ирвин Кершнер, ничем более не запомнившийся, а «Возвращение джедая», которое в последний момент отказался снимать Дэвид Линч (представьте, какой фильм бы получился), поставил некий Ричард Маркуэнд. Да и Гарет Эдвардс на самом деле не какой-то парень с улицы: он успел отметиться атмосферным триллером «Монстры» и снял недавнего «Годзиллу».

В режиссёрском кресле Эдвардсу, похоже, сиделось вполне комфортно и груз «великой ответственности» никак не мешал ему раздавать команды на съёмочной площадке. В отличие от названных примеров, когда фильмы-саги снимали другие постановщики, но никто этого не заметил, режиссура Гарета Эдвардса не даёт усомниться в том, что мы смотрим картину, совершенно не похожую по духу и атмосфере на предшественников. Более того, «Изгой» смотрится удивительно свежо и ярко, по сравнению со всеми современными блокбастерами, потому что режиссёр не пользовался набившими оскомину штампами и условностями, которых в тех же кинокомиксах и даже, к сожалению, в «Пробуждении силы» полно. От картины прямо-таки веет бунтарским духом смелого постановщика, желавшего привнести в архаичную франшизу что-то своё. В итоге все батальные сцены в фильме сняты так как нужно: масштабно и эпично. Во время финального сражения, разворачивающегося на усеянном тропическими пальмами морском берегу, наблюдая за авиационной бомбардировкой на секунду забываешься и начинаешь ждать, когда же заиграет «Полёт Валькирий» и на поле боя выйдет Роберт Дюваль, говорящий о том, как же он любит запах напалма по утрам.

Вот только кроме смелости, постановщику не лишним было бы обладать мастерством, чем Гарет Эдвардс, снявший только третью свою большую картину, похвастаться не может. Потрясающе изумительные кадры, которыми наполнен этот фильм, напоминают лучшие моменты из фильмов Зака Снайдера, и, к сожалению, это не единственное, что роднит постановку Эдвардса со стилем этого режиссёра. Многие эпизоды, несмотря на их визуальное великолепие, сняты исключительно ради красивого кадра, а актёрский потенциал занятых в картине звёзд совершенно не использован на полную мощность. Тут проблема кроется ещё и в невыразительном сценарии Криса Вайца и Тони Гилроя: основной сюжет до обидного прямолинеен, а характеры героев либо слишком поверхностны, либо не прописаны совсем. Несчастные имперские штурмовики, которых разве что слепой ещё не избивал палкой, всё ещё уморительно неуклюжие и служат только для того, чтобы персонажи могли поупражняться в стрельбе. Мотивации ключевых героев заданы всё ещё на уровне сказок или, если хотите, древнегреческих легенд, а желания и принципы их изменяются с быстротой молнии. Зато сценаристам удалось исправить одну из глупейших ошибок всей истории саги: нам наконец-то пояснили, что уязвимость Звезды Смерти, как оказалось, не баг, а фича. Стоит благодарить авторов и за то, что спекуляции на тему, кто из героев окажется ребёнком того-то знакомого персонажа и родителем другого, обошли картину стороной: запутанную вечную «санта-барбару» оставили для восьмого эпизода саги.

Талантливого режиссёра отличает умение правильно работать с актёрами и даже при слабом сценарии заставить артистов в кадре выглядеть убедительно. У Эдвардса это почти получилось: некоторые персонажи, такие как Джин (Фелисити Джонс) и коммандер Кренник (Бен Мендельсон) даже при своей однобокости могут претендовать на то, что по прошествии времени станут культовыми героями, о которых фанаты будут писать фанфики и рисовать арты. Но вот когда на экране появляется слепой Донни Йен, раскидывающий всех вокруг деревянной палкой, или одноногий Форест Уитакер, ждёшь, что вот сейчас эти герои покажут класс. Они может и покажут, но только вяло и неубедительно, быстро убегая прочь из кадра, чтобы дать дорогу экспозиции. Про Мадса Миккельсена вообще забудьте: он здесь присутствует, да, но, похоже, всю харизму решил приберечь для нового сезона Ганнибала (который ещё неизвестно, когда снимут и снимут ли вообще). Да и вообще, что можно говорить о «живых» персонажах, если среди разношёрстной группы героев самым обаятельным и харизматичным оказался робот, озвученный в оригинале комиком Аланом Тьюдиком. Но всё же придираться ни к кому всё равно не хочется, потому что в «Звёздных войнах» образы героев играют актёрами, а не наоборот. Это доказывают радостные возгласы в кинотеатре, при секундном появлении Джимми Смитса, игравшего роль третьего плана в «трилогии приквелов», и совсем уж бурные овации, устроенные нарисованному на компьютере лицу Питера Кушинга, умершего лет двадцать назад. Появление генерала Таркина, кстати, анонсировали заранее, активно намекая, сколько денег вложили в создание сверхреалистичного «воскрешения» актёра на экране. Приврали, конечно, потому что при всём уважении к создателям спецэффектов, Таркин выглядит как герой видеоигры, причём довольно старой, потому что сейчас в каком-нибудь «The Last of Us» или «Final Fantasy» люди выглядят на порядок убедительнее.

Но всех, наверное, интересует появление только одного героя, или, скорее, злодея. Дарта Вейдера, спустя 33 года после того, как он на экране примирился со своим сыном и перешёл на сторону добра, приятно снова видеть в амплуа опасного и жестокого злодея. Правда на секунду закрадываются грешные мысли о том, какой же на самом деле это нелепый персонаж, в забавном костюме консервной банки и, если бы не устрашающий голос, никто бы не воспринимал его всерьёз. Но все эти глупости моментально выветриваются из головы после того, как ситх достаёт свой световой меч и пускает его в дело, даря фанатам один из самых крутых эпизодов с этим персонажем во всей саге.

Несмотря на все приятные и огорчающие моменты, подаренные нам картиной «Изгой-один», мы так и не получим ответа на волнующий всех вопрос. Так нужны ли нам ежегодные «Звёздные войны»? С одной стороны, безусловно, приятно получать возможность погружаться в любимую вселенную и переживать увлекательные приключения в одной очень-очень Далёкой галактике. С другой стороны, не факт, что мы не пресытимся культовой вселенной и в каких-нибудь «Star Wars: Episode IX» появление знакомого персонажа будет вызывать уже не восторженные овации, а вялые хлопки. Как бы то ни было, время покажет, кто был прав, но в одном уже сейчас можно быть уверенным точно. «Изгой-один» останется в истории и сердцах фанатов, как самый необычная и смелая попытка рассказать историю в привычных декорациях непривычным языком. Удалась попытка, или нет, решать предстоит каждому самостоятельно.

Оценка TenStars 7 из 10 Хорошо